Духовное караоке Театр | Двутгодник | два раза в неделю

Еще две минуты чтения

Вызывая споры, слишком легко отвергается большинством бельгийцы фестиваля выступление аудитории любопытный поп-ритуал, управляемый свечение флуоресцентного прозрения и повествованием глэм-миф. Сложный китч жестов, обнаженные тела, склеенные парчой, переосмысливают святость ритуального круга и жертвенную кровь в нем, видимую здесь на обратной стороне ультрафиолета. Из первой сцены Флорентийцы Хольцингер и Винсент Рибек, обнаженные, в пластиковых масках богинь аниме, не оставляют никаких иллюзий - в «Духе» прежде всего будут выражаться переговоры, которые мы привыкли ассоциировать с душой и искусством. Танцуя со звездами, старший брат - на сцене старший брат и вигвам под мерцающим небом, липкие Адам и Ева с абсурдным мультяшным голосом. И, наконец, «Вы можете танцевать!» - упражнения катхакали, танец маори. Радостное творчество, радостное место (трапеция и фонтан!), Радость праздника (дух и алкоголь, циркулирующие в бутылке за зрителями).

«Спирит», Campo group , премьера в 2012 году «Спирит», Campo group , премьера в 2012 году.
Демонстрация в рамках фестиваля "Контрапункт"
в Щецине
Всё неумелое, любительское. В «Духе» мы видим фиаско опасной акробатики, дрожащих телят и падающих со спины, одной или двух танцевальных свалок на полу, объединенных водой, тяжело дыша и скользящих по поту - и все это очень нравится тому, что в нас прекрасно и возвышенно. Удушение парчи, столкновение с неоновыми вывесками, шикарный человек, мужчина-блесток - последовательность из «Святого» Ежи Гротовского в этом начинании нарисована толстыми свечами. Тем не менее, нет рисунка, нет написание сцены, нет скептицизма, нет критики - есть откровение. Это перформативная ставка бельгийской пары, эффективность оспаривания театральной нормы и «настоящей» нормы, только главное искусство: делать то, что есть, как будто завтра не было, делать настоящее, и поэтому почитать в пластиковых и неоновых цветах, с преданность воплощению в поп-культуру архетипов, завернутых в кусочки тел из газет, напечатанных на меловой бумаге. Дельфинки с струйкой воды, льющейся с лица, крутящейся на Тихом океане, спортивной трансформацией тел в великих финалах на маленькой трапеции - в «Духе» божественный визит принимает форму духовного караоке. Это может быть похоже на караоке, но это вытекает из глубокой, насущной необходимости.

За всем этим стоит плохое наблюдение. Разве современная душа, может быть, душа вообще, не совсем такая? Разве это не его основное выражение? Тоскливая мелодрама, набор жестов и реквизита из эротических музыкальных клипов, светоотражающий сценография из смелого телевизионного шоу, с энтузиазмом смотрящего - только дома - YouTube, vimeo, HBO повторы, подлинные эмоции которых мы пытаемся скрыть, вытирая запятнанные листы толстыми книгами ? Утопив простое «О, о, о!» Бейонсе в наших умах - более безопасных - вот так - более безопасных - достижений современной симфонической музыки? Величие «Духа» - это также преданность правосудию дрянному выражению, эмоциональному чувству, которое проникает гораздо глубже в наши сухожилия и мозг, чем весь тщательно собранный арсенал высокого искусства. Ибо, по сути, разве душа не является местом китча, а ее вершины - прыжком в кучу мишуры, лицом к лицу? Разве для нас не более естественны ореол разноцветных перьев, переливающийся сквозь пальцы блеск, особый эффект фильма, который преследует наши мечты, расширяет поле воображения, вдохновляет нас дальновидными импульсами? Реальность тел - это только поверхность пленки bluebox. Мы верим в небо фотошопа, под закрытыми веками наслаждаемся насыщенностью изображения, совершаем прекрасные поступки в призмах радужного света. Мы с небольшого возраста снимали музыкальное видео о мире нашей души. Мир истинных дел и великих переживаний, где мы станем - как в обетовании религии - образом Бога, кого-то важного и высокого.

© Phile Deprez / CAMPO © Phile Deprez / CAMPO

Как я уже упоминал, «Дух» вовсе не является критикой современной духовности, питаемой по телевидению. Это ставит - очень серьезно - вопрос о том, что глубоко укоренилось в нас: изощренная форма или восторг, вытекающий из китча, мудрость поэтов или правда телевизионного экрана, катание на осле или галоп на пони? В этом спектакле китч, преувеличение, красочное шоу, все эмоции, которые мы готовы отвергнуть в первом рефлексе, не являются нечистой душой, вирусом, поражающим духовность. Кампо соул не является карликовой версией великой души предков, которую поют художники, антропологи или философов - они, кажется, даже раскрываются, и это подрыв «Духа», восхваляемый искусством, только оригинальное выражение первоначальной души. Поп-герои, пластиковые подставки, сухой лед на зеркальной сцене, трюк фокусника, мокрая футболка, хор Евровидения и мини-блестки - вот мифы, из которых соткана подкладка.

Рождение искусства с духом пластика и конфетти? Метафизика слез течет с макияжем? Человеческий гений коренится в неуклюжих диско-пируэтах? Елочные огни и петарды как фабриканты человеческой духовности? Это неортодоксальное видение - открытие для меня.

Текст доступен по лицензии Creative Commons BY-NC-ND 3.0 PL ,

Разве современная душа, может быть, душа вообще, не совсем такая?
Разве это не его основное выражение?
» Бейонсе в наших умах - более безопасных - вот так - более безопасных - достижений современной симфонической музыки?
Ибо, по сути, разве душа не является местом китча, а ее вершины - прыжком в кучу мишуры, лицом к лицу?
Рождение искусства с духом пластика и конфетти?
Метафизика слез течет с макияжем?
Человеческий гений коренится в неуклюжих диско-пируэтах?